•  

    Сезон простуд: детская медицина

    Мечта всех родителей — найти для своего ребёнка врача, не вызывающего никаких сомнений. Что происходит с детской медициной в стране? На вопросы ответил Александр Баранов, главный педиатр страны, директор Научного центра здоровья детей РАМН, академик.

    В Санкт-Петербурге из-за халатности врачей погибла школьница. Чуть раньше в Калининграде 3-месячная малышка перестала дышать через 20 минут после прививки.

    К сожалению, у нас по ТВ часто говорят: там-то погиб ребёнок, врачи не спасли. И почти ничего о том, как мы спасаем безнадёжно больных детей. Ещё 3-4 года назад дети с неизлечимым заболеванием суставов — ревматоидным артритом — были обречены на неподвижность. А сегодня такие дети (к нам их привозят с распухшими ногами, они не могут ходить и кричат от боли) через месяц после лечения начинают бегать.

    Бизнесмены

    Александр Александрович, у нас много говорят о рождаемости и лишь вскользь упоминают о высокой младенческой смертности: 8-9 детей до 1 года на 1000 родившихся в 2008 году.

    — Младенческая смертность у нас приближается к европейским показателям (4-7 малышей на 1000 детей). Более того, развитые страны постепенно создают у себя системы здравоохранения, подобные нашей.

    В США уже в 80% случаев первичный приём больного ребёнка ведёт педиатр. Ещё 10 лет назад детей там обслуживали врачи общей практики и семейные врачи.

    То же самое происходит в Германии, Франции, Испании. Понятно, что они могут привлечь больше финансовых средств, поэтому и показатели в целом у них станут расти быстрее.

    Но пока ситуация в Европе не идеальная. Я как-то поинтересовался у бизнесмена из Германии, приехавшего в нашу клинику обследовать своих троих детей, почему они едут к нам в Россию, когда у них прекрасное здравоохранение.

    «Что вы! — отвечает. — Чтобы попасть к узкому специалисту, мне надо стоять в очереди 3-5 месяцев, пока врач общей практики договорится о консультации». На Западе здравоохранение рассматривается как бизнес. И врач общей практики не хочет направлять пациента к специалисту, ведь тем самым от него уйдут деньги.

    — Не могу с вами согласиться, что у нас всё так хорошо…

    — Конечно, я прекрасно понимаю, что у нас в детском здравоохранении ещё много проблем. Это и доступность высоких медицинских технологий, и квалификация врачей.

    В XXI веке наши дети всё ещё умирают от пневмонии. Эксперты подсчитали: только за счёт введения вакцины от пневмококковой инфекции можно увеличить продолжительность жизни на 7-8 лет. Есть ещё 5-6 прививок, которые надо внедрять в национальный календарь.

    Болезнь врачей

    — Многие мои знакомые мамы стали бояться ходить в поликлинику. В сезон простуд у наших педиатров обычная практика: сразу «влепить» ребёнку убойную дозу антибиотиков.

    — Участковые педиатры часто перестраховываются. Чуть только повышенная температура у ребёнка — назначают антибиотики. Больше в профилактических целях.

    Но это «болезнь» не только врачей в России, но и во всём мире. Мы боремся с этим. Для назначения антибиотиков нужно иметь такие же строгие показания, как и для оперативного вмешательства.

    Последние исследования показывают, что во многих случаях при ЛОР-заболеваниях, ОРЗ, пограничных с пневмонией, растительные бактерицидные средства действуют не хуже антибиотиков.

    — Что вы могли бы посоветовать родителям?

    — Такое впечатление, что современные родители стали уделять детям гораздо меньше внимания. Типичная ситуация: приезжает мама с ребёнком на консультацию. Мы выявляем заболевание, даём рекомендации, рассказываем, как заботиться о ребёнке.

    Через год они снова приезжают, и мы вынуждены констатировать, что родители ничего не сделали и болезнь прогрессирует. Поэтому у меня одно пожелание — заботьтесь о детях!




  •